|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |     English

Кому почту разносить

Государство уходит из сельской местности. Реформа почтовой системы, которая начнется после подписания закона «О почтовой связи», разрушит последние инфраструктурные и социальные связи села с «большой землей». Сокращение сельских администраций, поддержанное Дмитрием Медведевым, не только лишит население возможности участвовать в местном самоуправлении, но и еще более ослабит у него ощущение физического присутствия государства. Фактически Россия превращается в пространство анклавного развития, и, вероятно, эта тенденция необратима.

 

Обнародование планов реформирования «Почты России» совпало по времени с выступлением премьера Дмитрия Медведева с инициативой сократить количество административных учреждений в сельской местности. Такое сочетание вполне соответствует основному вопросу почтовой реформы - социальной функции почтовых отделений в сельской местности.

Новый законопроект «О почтовой связи», который поступит на рассмотрение Госдумы в ближайшее время, в отличие от своего предшественника не содержит прямого запрета на акционирование «Почты России». Хотя предполагается, что 100% акций предприятия сохранит государство, а изменятся лишь управленческие практики, перспективу приватизации нельзя сбрасывать со счетов. Подобный подход в отношении госмонополий путинская администрация использует не в первый раз.

В ходе реформы высок риск, что конкурентное давление, которое возникнет после выхода на рынок независимых операторов почтовых услуг, не позволит «Почте России» выйти на запланированное в законопроекте перекрестное финансирование. В наиболее доходном секторе услуг - курьерской почтовой доставке - независимые операторы будут иметь право на свободное определение тарифов, что существенно ограничит возможности «Почты России» по извлечению прибыли. Кроме того, еще одна доходная статья - финансовые услуги - вероятно, отойдет Почтовому банку. В итоге получится, что в отсутствие бюджетной поддержки «Почта России» вряд сможет справляться со своими социальными обязательствами.

Все это свидетельствует, что государ­ственная политика в отношении связи перестала учитывать стратегическую важность социальной функции «Почты России». Если в городах социальную роль «Почта России» играет только для пенсионеров, то в сельской местности почта является единственной инфраструктурной связкой населения с остальным государством. Это справедливо как в отношении информационной, так и транспортной сферы: интернет-покрытие зачастую ограничивается пределами городских агломераций, а физический доступ к деревням затруднен отсутствием дорог.

Наряду с инфраструктурными функциями почта играет еще и символическую роль в качестве порой единственного государственного учреждения в сельских поселениях. С закрытием почтовых отделений население получает четкий сигнал, что государства рядом больше нет. Кроме того, почтовые адреса являются главным критерием, по которым определяется принадлежность муниципальных образований к тому или иному региону. Сокращение почтовых отделений может со временем привести к необходимости пересмотра границ регионов.

Деградация инфраструктуры - транспортной, почтовой, образовательной, управленческой - приводит к тому, что Россия превращается в пространство анклавов. Сама по себе анклавность хозяйственного развития естественна, она вытекает из многоукладного характера российской экономики. Однако в случае, когда государство осознанно создает «пустые» зоны в пределах своих границ, возникает вопрос о наличии у него суицидальных мотивов.

Фактически безвластные сельские анклавы являются территорией архаики. Они более-менее способны обеспечить себя за счет натурального хозяйства, а властные отношения в них регулируются на основе права сильного. Однако «вакуум влияния» не может существовать долго. «Пустые зоны» сначала переходят в категорию «серых», а потом и «черных дыр», если функции государства в ходе самоорганизации начинают выполнять группы, которые обладают возможностями принуждения других членов общины. Криминализация анклава неизбежна во всех случаях, за исключением одного - если в нем попросту не останется никакого населения.

Надежда Солова, эксперт Центра проблемного анализа

Источник: РБК daily

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить