|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |     English

Ваше мнение

Почему чиновники в регионах уничтожают киоски прессы?

Прямой эфир

Чем обернется закон о СМИ — иностранных агентах

Какие СМИ подпадают под действие нового закона и как он будет применяться в каждом конкретном случае — неясно. Это решат чиновники, у которых появился механизм для маркировки неугодных изданий

15 ноября Госдума во втором и третьем чтении одобрила поправки к закону о СМИ, которые позволят признавать их иностранными агентами. На самом деле так и неясно, кого и кем смогут признавать российские власти: разговоры о СМИ — иноагентах ведутся уже давно, но закон готовился в спешке и, кажется, непонятен даже его сторонникам.

Теплое с мягким

Еще в 2012 году, принимая закон об НКО — иностранных агентах, российские законодатели ссылались на «зарубежный опыт» и якобы аналогичный закон, действующий в США. Теперь спикер Госдумы Вячеслав Володин прямо заявляет: новый закон — «вынужденная», «зеркальная» мера, то есть попросту месть США за регистрацию телеканала RT в качестве иноагента.

Но если американский закон об иноагентах, якобы аналог которого мы приняли пять лет назад, распространяется исключительно на представителей иностранных государств и партий и предназначен для регулирования лоббистской деятельности зарубежных организаций, то его российская версия используется для маркировки «врагов народа», причем среди российских же организаций.

В Америке регистрироваться в качестве иноагентов должны структуры, сотрудники которых занимаются лоббистской деятельностью в интересах другого государства, при этом тратят на это свыше определенного процента рабочего времени и определенной суммы денег. Чтобы стать НКО — иноагентом в России, нужно всего ничего: получать иностранное финансирование и вести политическую деятельность. При этом под понятие политической деятельности у нас подпадает все что угодно: достаточно почитать материалы о том, какие действия вменялись НКО как политическая деятельность — высказывания сотрудников, посты в социальных сетях или формирование общественного мнения путем проведения опроса.

На этот раз депутаты шагнули дальше. Изменения в законопроект о блокировке сайтов «нежелательных организаций», изначально никак не связанный со СМИ, содержат больше вопросов, чем ответов. Путаницу в понятиях подметили в Совете по правам человека: по мнению председателя СПЧ Михаила Федотова, авторы законопроекта не понимают разницы между субъектом и объектом правовых отношений. Действительно: СМИ — не организационная форма, а форма распространения информации, облечь которую какими-либо правами и обязанностями как минимум проблематично. Кроме того, поскольку речь идет об иностранных СМИ, непонятно, как должен определяться их статус — по российскому закону, с которым они никак не связаны, или по закону государства, в котором они имеют такой статус? Ответ мы узнаем, только когда закон начнут применять.

Подозрительные лица

Объявлять иностранными агентами хотят юрлица, зарегистрированные за границей, и «иностранные структуры без образования юридического лица». Эта формулировка вызвала большой общественный резонанс: многие предположили, что она относится к сайтам и блогам, которые, по сути, работают как незарегистрированные СМИ. Однако термин «иностранная структура без образования юридического лица» уже используется в российском налоговом законодательстве и относится к структурам типа фондов или партнерств, которые работают без создания юрлиц в соответствии с законодательством иностранного государства. Если авторы проекта случайно не изобрели велосипед, то велика вероятность, что распространителям контента, не зарегистрированным как СМИ, пока ничто не угрожает. Скорее всего, речь идет о структурах, владеющих СМИ.

Обязательным условием для признания иностранным агентом является получение иностранного финансирования, и неважно от кого: государства, его гражданина или российского юрлица, которое финансируется иностранцами. Исходя из формулировок проекта, под его действие может подпасть и российское СМИ, имеющее зарегистрированную за границей организацию, как, например, телеканал RT, но глава комитета Госдумы по информационной политике Леонид Левин отдельно отметил, что к российским СМИ закон применяться не будет.

Также для признания иноагентом нужно, чтобы СМИ распространяло контент в России среди неопределенного круга лиц. Но под эти условия подходит любое СМИ, зарегистрированное в другом государстве — если у издания есть сайт, на который может зайти пользователь из России, оно уже распространяет информацию на территории нашей страны.

СМИ — иноагенты должны будут ежеквартально отчитываться Минюсту о своей деятельности, доходах и расходах, а также сопровождать свои публикации (депутаты говорят даже о публикациях в социальных сетях) пометкой «иностранный агент», как это делают НКО — иноагенты. Важное отличие от американского закона: в России нет речи о том, занимается ли СМИ политической деятельностью и пропагандой — признать иноагентом могут любое зарегистрированное за границей СМИ, хоть о садоводстве, хоть о кулинарии.

Кроме того, американцы могут попросить зарегистрироваться в качестве иноагента только организации, которые зарегистрированы в США. Россия же должна будет найти СМИ, зарегистрированное в другом государстве, и понять, из каких средств оно финансируется. Видимо, именно поэтому в законопроекте использована формулировка «могут быть признаны иностранным агентом» — могут и не быть, зато в отношении СМИ, которые государству не нравятся (а это, например, CNN, Deutsche Welle, «Голос Америки» и «Радио Свобода»), применить закон можно в любой момент.

Наказание — впереди

Неизвестно, что планируют делать с теми, кто откажется регистрироваться: законопроект налагает на СМИ — иноагентов те же права и обязанности, которые несет НКО — иностранный агент и которые зафиксированы в законе «О некоммерческих организациях». Но в законе об НКО никак не прописаны санкции за его нарушение: их отдельно вносили в Кодекс об административных нарушениях. Нормы, устанавливающие санкции, вероятнее всего, будут принимать уже после вступления в силу закона о СМИ — иноагентах, но как закон будут применять к организациям, не имеющим в России ни регистрации, ни редакций, ни корреспондентов, неясно. Если их попытаются штрафовать в российских судах, возможна ситуация, когда государство, на территории которого зарегистрировано СМИ, не признает такой штраф. Тогда санкции превратятся в борьбу с мельницами.

Член комитета Госдумы по информационной политике Евгений Ревенко уже пригрозил закрыть этот пробел внесением изменений в Уголовный кодекс, в частности в статью, которая предусматривает ответственность за злостное неисполнение обязанностей, предусмотренных законодательством об иноагентах. Статья предполагает до двух лет лишения свободы — правда, неясно, кого именно по ней будут привлекать к ответственности.

Не исключено, что мстить иностранцам будут блокировками сайтов — сейчас закон «О СМИ» гарантирует россиянам беспрепятственный доступ к сообщениям и материалам зарубежных средств массовой информации, но, как мы видим, «исправить» закон депутатам нетрудно.

Иван Павлов

адвокат, руководитель «Команды 29»

Источник: РБК.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Архив

<< < Ноябрь 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30